7 495 212 91 91
107023, РФ, Москва,
Барабанный переулок, д.3
info@keypartner.ru

Если меньше воровать, налоги повышать не придется

07.04.2011

Интервью президента «Деловой России» Александра Галушки эклектронному изданию Slon.Ru

Министр финансов Алексей Кудрин пообещал, что анонсированное снижение налогового бремени произойдет за счет перераспределения налоговой нагрузки на граждан с высокой зарплатой, занятых в нефтяном, финансовом секторах, а также отчасти в транспорте, розничной торговле и переработке. Под этим имеется в виду расширение налогооблагаемой базы по социальным взносам: если сегодня ставкой в 34% облагаются зарплаты ниже 463 000 рублей в год, то Минфин собирается снизить ставку до 28%, но поднять верхний предел облагаемой зарплаты.

Заявление Кудрина для Slon.ru прокомментировал президент общественной организации «Деловая Россия» Александр Галушка:

– Правильно ли я понимаю, что отмена регресса по социальным взносам была одним из предложений «Деловой России»?
– Да. Но обязательно в сочетании со значительным снижением ставки и изменением структуры страхового платежа. Такое предложение соответствует лучшей фискальной политики (снижение ставки при расширении базы).

– Тот факт, что сейчас Кудрин сказал о готовности Минфина принять такое решение, для вас удивителен, или вы этого ожидали?
– Кудрин всегда был согласен с этим....

– Это будет внедрено?
– Время покажет. Мы еще будем обсуждать эту тему, но уже сегодня экспертный консенсус о том, что гиперрегрессия, когда страховыми взносами облагаются зарплаты до 463 000 рублей по высокой ставке в 34%, а остальные зарплаты вообще не облагаются социальными взносами, создает несбалансированность. Есть консенсус, что зарплаты сверх этого порога тоже должны облагаться, но за счет этого должна быть снижена ставка. Сейчас идет дискуссия по какой ставке должны облагаться зарплаты свыше 463 000 рублей.

– А какие ставки обсуждаются? Кудрин же говорит о возвращении к ставке в 28% и установлению порога в 1 или 1,5 млн рублей...
– Это счетная задача. Есть различные варианты. Например, обложить все, что превышает 463 000 рублей по ставке 2%, есть предложение обложить по ставке 10% вообще все зарплаты. Есть предложение поднять порог регрессии до 1,5–2 млн рублей и обложить по ставке 26%. Сейчас происходит поиск оптимального варианта.

– Задача в том, чтобы как можно больше обложить нефтяную отрасль?
- Какую бы отрасль мы ни рассматривали, так стоять задача - «как можно больше обложить» - не может. Применительно же к нефтяной отрасли, на наш взгляд, речь должна идти об экономически оправданной дифференциации (тонкой настройке) ресурсных платежей, которые должны зависеть от реальных экономических условий недропользования. При таком подходе наиболее ожидаемый результат – это снижение платежей по «плохим» месторождениям и увеличение платежей по «лучшим».

– Но некоторое время назад был посыл, озвученный «Деловой Россией», что существующая налоговая система закрепляет сырьевую направленность экономики, а от этого хочется уйти...
– Это правда, но сейчас перед нами стоит задача сделать налоговую систему более сбалансированной. Еще раз посмотрите: до 436 000 рублей ставка 34%, свыше – 0%. Если мы снижаем ставку с 34% до 26%, но расширяем налоговую базу до 1–1,5 млн рублей, конструкция становится более сбалансированной.

– Такое решение позволит компенсировать те выпадающие доходы бюджета, о которых недавно говорил советник президента Аркадий Дворкович?
– Вопрос компенсации выпадающих доходов и есть предмет анализа и расчетов, которые сейчас выполняются.

– Из этого можно сделать довольно логичный вывод, что тот вариант, который позволит максимально компенсировать выпадающие доходы, и будет принят.
– Не совсем. Наши с вами рассуждения сейчас происходят только в рамках страховых взносов. А вместе с тем мы можем отметить, что у нас есть аномально низкие налоги. Например, налог на имущество физических лиц, объем сбора которого в прошлом году – 15 млрд рублей – оказался меньше, чем затраты на его администрирование. У нас есть самые низкие в Европе акцизы на табак, при том, что мы самая курящая страна в мире, и самые низкие акцизы на крепкий алкоголь, при том, что мы одна из самых пьющих стран в Европе. Эти дополнительные источники доходов смогут покрыть то незначительное, на наш взгляд, снижение доходов бюджета, которое произойдет при снижении ставки страховых взносов.

А кроме того, я хотел бы обратить внимание на то, что не только в рамках страховых взносов надо рассматривать этот вопрос. Если посмотреть поручения президента, касающиеся снижения налоговой нагрузки с 2012 года, то в них можно увидеть последовательность: первое – снизить страховые взносы, второе – сократить государственные расходы не менее, чем на 15%. Ранее президент, основываясь на данных контрольно-ревизионного управления, сообщал, что на госзакупках разворовывается до 1 трлн рублей. Сейчас от повышения страховых взносов хотят собрать около 700–800 млрд рублей. Может быть с воровством лучше разобраться, а не налоги повышать? А то получается, что за воров отвечает бизнес.

Это еще один аргумент в пользу того, что должно быть найдено комплексное решение. И, кстати, о том же самом заявил председатель правительства на следующий день, комментируя поручения президента. На наш взгляд эта комплексность состоит в следующих аспектах. Первое – расширить порог и снизить ставку, второе – использовать аномально низкие налоги, третье – сократить государственные расходы за счет неоправданных и коррупционных расходов. Все это вместе дает основания для объективного и разумного снижения страховых взносов. Давайте меньше воровать, поднимем те налоги, которые заставят нас меньше пить и курить, и перестанем облагать высокими ставками только зарплаты бедных.

– Нетривиальная задача – меньше воровать...
– Ну а что ж за воров-то отвечать...

– Скажите, а есть ли уже какие-то очертания нового налога на имущество?
– Основные есть.

– Вы можете рассказать, что это будет?
– Основные очертания таковы. Объектом налогообложения являются объекты недвижимости, которые учтены в кадастре. В этой связи сейчас идет работа по инвентаризации ранее учтенных объектов. Налоговой базой будет рыночная стоимость, которая будет определяться в ходе кадастровой оценки, максимально приближенной к рыночной. Размер ставки сейчас уточняется, проводится анализ социально-экономических последствий: ставка должна быть такой, чтобы она ни в коем случае не ударила по социально-незащищенным гражданам, и чтобы налог на недвижимость действительно был налогом на богатство.

Предполагается, что будет социальный вычет на каждого проживающего человека: 15–20 кв. метров вообще не будут облагаться налогом. То есть для семьи из трех человек 50–60 кв метров не будут облагаться налогом, а если квартира 100 кв. метров, то облагаться налогом будет только 40 кв. метров. Кроме того, налогоплательщику будет предоставлено право оспорить результаты кадастровой оценки, обратившись к независимому рыночному оценщику. В том случае, если независимая оценка покажет, что реальная рыночная стоимость ниже кадастровой, кадастровая стоимость будет снижена до рыночной. Таковы основные элементы будущего налога на имущество.

– Ставка обсуждается в каких пределах?
– Пределы пока не ясны, потому что ставка – это самый чувствительный и самый главный вопрос. Ясно только, что установление самой ставки в определенных пределах будет предоставлено муниципальным образованиям. Очень важно, чтобы система ставок и вычетов была такова, чтобы за «хрущевки» не надо было платить налоги, а за дом на Рублевке – надо было бы платить в полной мере.

Беседовала Елена Тофанюк

Пресс-центр

red monitor